Поиск по сайту:



ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ

Великий князь — на Руси титул главы независимого государства, а в период монголо-татарского ига — титул правителя, имевшего право по ярлыку собирать дань для Хана с других князей; титул Московского и всероссийского Царя; с XVIII века титул прямых потомков Царя. В Великом княжестве Литовском — титул верховного правителя, первоначально наследственный, после 1430 года — выборный. После создания Речи Посполитой король польский являлся одновременно Великим князем Литовским.

В средние века

Первоначально титул «Великий князь» относился к киевскому князю, которому подчинялись (хотя бы номинально) все русские князья. С 12-го века образовалось уже несколько великих княжеств (Киевское, Владимирское, Черниговское, Рязанское и другие). Каждое из них было полностью независимым (суверенным) государством. В них, в свою очередь, возникли удельные княжества, подчинявшиеся великим княжествам.

С середины 13-го века великими князьями назывались князья, непосредственно подчинявшиеся хану и имевшие право по ярлыку собирать дань для хана с других князей. Во второй половине 15-го века титул «великий князь» снова стал титулом независимых государей (Московского, Рязанского и Тверского). Князья всех остальных русских княжеств были удельными.

После объединения российских земель вокруг Москвы, начиная с 1521 года, титул «великий князь» мог носить только правитель Великого княжества «Владимирского и Московского и прочая». Также этот титул носили правители Великого княжества Литовского, которое было центром объединения западнорусских земель.

В 1547 Великий князь московский Иван Грозный официально принял титул «царь», что должно было символизировать значительное возвышение московского правителя над удельными князьями, а с 1721 г. решением Петра I (формально -- по предложению Сената, которое Пётр одобрил через несколько дней раздумий) российские монархи стали именоваться «императорами», но при этом титул «великий князь» продолжал употребляться в полном титуловании монарха при перечислении находящихся под его властью земель: «…царь казанский, астраханский и сибирский, великий князь смоленский, тверской, вятский и иных земель».

С XVIII века

В эпоху абсолютизма титулы «Великий Князь» и «Великая Княжна (Великая Княгиня)» стали присваиваться детям (соответственно, мужского и женского пола) царствующего монарха, что было официально закреплено в «Учреждении об императорской фамилии» Павла I от 5 апреля 1797. Таким образом, титул стал приблизительно соответствовать европейскому титулу «Принц крови», хотя соответствие здесь неполное.

Титул Великого Князя давал обладателю формальное право быть одним из претендентов на престол Российской империи. Великий князь решением императора мог быть лишён титула, если обстоятельства его рождения или жизни входили в противоречие со статьями «Учреждения», определяющими требования к пригодным для занятия престола лицам.

В Российской империи — член императорской фамилии, к которому обращались — «Ваше императорское высочество». Этот титул имели члены императорской фамилии, родственники императора. «Титул Великого князя, Великой княжны и Императорских Высочеств принадлежит сыновьям, дочерям, братьям, сёстрам, а в мужском поколении и всем внукам императора…» — Полное собрание законов Российской империи, т. XXIV, 1830, док.№ 17906; т.6, СПб.,1888.

Согласно постановлению Александра III, изданному с целью ограничения числа лиц, носящих подобный титул, носить его могли только дети и внуки императора. Правнуки и далее получали титул Князь императорской крови.

    

ЦАРЬ ВАСИЛИЙ ИОАННОВИЧ ШУЙСКИЙ (1606-1610 гг.)

       
    

ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ О ПРОДАЖЕ АВТОМОБИЛЕЙ

ЦАРЬ ВАСИЛИЙ ИОАННОВИЧ ШУЙСКИЙ (1606-1610 гг.)

Василий Иоаннович, происходя в восьмом колене от Дмитрия Суздальского, спорившего с Дмитрием Донским о великом княжестве, был внуком ненавистного Андрея Шуйского, казненного во времена юности Иоанна Грозного, и сыном Иоанна - боярина-воеводы, убитого шведами в 1573 г. под стенами замка Лоде. Василий, льстивый царедворец Грозного, сначала явный противник, а после большой его угодник, а также тайный соучастник Бориса Годунова, достигнув царского трона, мог быть только вторым Годуновым: лицемером, а не героем добродетели. Но чья судьба в русской истории сравнима с судьбой Шуйского? Кто с места казни вступал на трон? Шуйский славился разумом думного человека, столь удивительно начитанного для тех времен, что его считали волхвом. Василий не имел благовидной наружности: был низкого роста, толст, несановит, смугл лицом, имел суровый взор, глаза красноватые и подслеповатые, широкий рот. Он имел холодное сердце, был чрезмерно скуп, но умел как вельможа снискать любовь народа честной жизнью, ревностным соблюдением древних обычаев, доступностью, ласковым обхождением. Новый царь хотел отечеству добра, а россиянам - благоденствия. Василий дал клятву народу, но вместо признательности многие знатные и незнатные люди напомнили Шуйскому правило, установленное Иоанном III, что не государь дает народу клятву, а народ - государю. Отменив нововведения Лжедмитрия и восстановив Боярскую думу, какой она была до его времени, Василий спешил известить всю Россию о своем воцарении. В храмах читали грамоты от бояр, царицы-инокини Марфы и Василия Иоанновича. Марфа уверяла народ, что ее сердце успокоено казнью обманщика. 1 июня 1606 г. совершилось царское венчание Василия в храме Успения. Корону Мономаха возложил на него митрополит Новгородский. Но в столице было уныние. Не было ни милостей, ни пиров, но опалы были. Сменили дворецкого князя Василия Рубец-Мосальского. Михаилу Нагому запретили именоваться конюшим, думного дьяка Афанасия Власьева сослали на воеводство в Уфу, двух важных бояр - Михаила Салтыкова и Богдана Вельского удалили, дав первому начальство в Ивангороде, второму - в Казани. Многих других сановников и бояр, не угодных царю, также выслали на службу в дальние города. У большинства из них отобрали поместья, чем Василий сразу нарушил данный им обет и вызвал неудовольствие. Никто не дерзнул спорить о короне с Шуйским, но многие ему завидовали и порочили его имя, считая, что он не самовластный государь, а полуцарь. Россия в течение чуть более года имела уже четвертого царя, пережила два цареубийства и не имела общего согласия на последнего избранника. Василию шел 60-й год, у него не было наследников, что тоже приводило народ в уныние и беспокойство. Шуйский приказал перенести тело убитого царевича Дмитрия из Углича в Москву. Инокиня-Марфа просила у патриарха прощения. Из уважения к ее супругу Иоанну Грозному и сыну царица-инокиня была прощена. Пленные польские паны были расселены по городам России: Мнишека с Мариной отправили в Ярославль, Вишневецкого - в Кострому, остальных - в Ростов, Тверь и другие города. Послом в Польшу назначили Григория Волконского, которого Сигизмунд встретил холодно. В первые дни июня 1606 г. в Москве начались мятежи. Кто-то мелом написал на домах богатых иноземцев, что якобы царь предаст их имущество разграблению. Нашлось много желающих поучаствовать в этом деле, но воинские дружины успели разогнать толпу. "Через несколько дней снова произошло смятение. Народ уверили, что с ним хочет говорить царь. Масса людей собралась на Красной площади. В это время Шуйский, ничего не подозревая, шел в храм. Его окружили бояре. Он обиделся на них, кинул царский жезл, снял с головы венец и промолвил: "Вижу ваш умысел, но для чего лукавить, если я вам не угоден? Кого вы избрали, того можете и свергнуть. Будьте спокойны: противиться не буду". Слезы текли из глаз этого несчастного властолюбца. Все молчали в изумлении. Шуйский снова надел венец, поднял жезл и сказал: "Если я царь, то мятежники да трепещут!". Все ответили Шуйскому: "Ты наш царь законный! Мы тебе присягали - и не изменим! Гибель крамольникам!". В толпе схватили пятерых подстрекателей и высекли кнутом. Нашли и великих крамольников, ими оказались Нагие. Их допросили, но наказывать не стали. Сослали только одного Петра Шереметева, родственника Нагих, действительно уличенного в кознях. .. Столица утихла до времени, но большая часть государства уже пылала бунтом. Там, где появился первый Лжедмитрий, объявился и второй. Казалось, что уже никто не поддержит нового Лжедмитрия, но случилось совсем по-иному. Нашлись новые покровители самозванца. Первым из них оказался князь Григорий Шаховской, воевода Путивля, бывший любимец Лжедмитрия I. Шаховской собрал жителей города и объявил, что московские изменники убили не Дмитрия, а какого-то немца. Якобы настоящий сын Иоанна Васильевича скрывается в Северской земле, и что Василий Шуйский готовит Путивлю и всей Украине гибель. Народ не усомнился в искренности речи Шаховского - и восстал. Казалось, что все города Южной России ждали этого сигнала. Волнения охватили Моравск, Чернигов, Стародуб, Новгород-Северский, Белгород, Борисов Оскол, Трубчевск, Кромы, Ливны, Елец. Странно, что еще никто не видел нового Лжедмитрия, но уже многие пылали к нему усердием. Кто не верил грубому, бесстыдному обману, кто не хотел изменить Василию и дерзал противиться мятежу, тех убивали, вешали, сбрасывали с башен, распинали. Плавая в крови, утопая в мерзостях насилия, мятежники терпеливо ждали нового лжецаря. В Польше, на Украине, в южнорусских землях говорили о Дмитрии, который якобы ушел из Москвы в одежде инока и теперь скрывается. Но кем же был этот новый самозванец? Он нисколько не походил на Отрепьева. Был выше его, смугл лицом, имел курчавые волосы, черные глаза, густые брови, приплюснутый нос, стриженые усы и бороду. На щеке выделялась бородавка. Так же, как и Отрепьев, новый самозванец говорил по-польски и знал латинский. Говорили, что этот обманщик был дворянин Михаил Молчанов, за какую-то провинность сеченный кнутом во времена Бориса Годунова. Уже первый слух о возможном бегстве Отрепьева встревожил московских людей. Снова появились грамоты от имени Лжедмитрия. Объявлялось, что "царь" появится в столице к Новому году. Василий Шуйский принимал меры, но тщетно: выловить зачинщиков не удавалось. На юг России был послан митрополит, но его никто не слушал. Письма писала и инокиня Марфа. Однако ни грамоты, ни письма успеха не имели. Бунт нарастал. Видя неизбежность кровопролития, Василий приказал войскам подойти к Ельцу и Кромам. Войсками предводительствовали бояре князья Иоанн Воротынский и Юрий Трубецкой. Но организованные в отряды восставшие сумели разогнать войска москвитян. Во главе мятежников стоял Иоанн Болотников, согласно наиболее распространенной версии в свое время взятый в плен татарами, проданный затем туркам, бывший у них гребцом на галерах; освобожденный из плена, он оказывается в Венеции, откуда пробирается в Польшу. Орел, Мценск, Тула, Калуга, Венев, Кашира, все рязанские земли поддержали бунтовщиков. Избрали руководителей. Ими оказались боярский сын Истома Пашков, бывший воевода из Рязани Григорий Сунбулов (Сумбулов) и дворянин Прокопий Ляпунов. Измена, как поветрие, распространилась на многие другие города: Смоленск, Дорогобуж, Вязьма, Ржев, Зубцов, Старица предались тени Лжедмитрия. Но Тверь, издавна славная в наших летописях, не изменила. Василий Иоаннович делал, что мог. Он объявил всенародно о причинах мятежа, о нелепом слухе, связанном со спасением Отрепьева. Шуйский дал указание перенести тела Бориса Годунова, его жены Марии и юного Федора из бедной обители Св. Варсонофия в знаменитую Троице-Сергиеву лавру. Тела перевезли с почестями. Позади шествия ехала в закрытых санях несчастная Ксения, которая громко причитала о гибели своего дома, жалуясь Богу и России на изверга-самозванца. Она жила еще 16 горестных лет во Владимирском девичьем монастыре, не имея никаких утешений. Снова мятежники имели успех. Болотников, Пашков, Ляпунов взяли и опустошили Коломну и расположились под Москвой. Они объявили о свержении Шуйского. Посылали грамоты москвитянам, духовенству, дворянству, народу. Столица была окружена мятежниками, но царь Василий Шуйский не терял духа. Он организовал оборону столицы. Некоторые города - Зубцов, Старица, Ржев и другие - перешли на сторону царя. Мятежников выбили из Можайска и Волока-Ламского. Вскоре многие недовольные одумались и явились к царю с покаянием. Болотников со своим уже немногочисленным войском укрепился в Коломенском, войска Шуйского окружили его. Начались решающие сражения. Болотников бился, как лев. Пашков, не обнажив меча, перешел со значительной частью войска на сторону царя. Молодой 26-летний воевода князь Михаил Скопин-Шуйский победил мятежников. Было взято в плен столько пленников, что они не смогли вместиться во всех темницах Москвы. Однако Болотников скрылся из Коломенского и думал остановиться в Серпухове, но его туда не впустили. Он засел в Калуге и укрепил город глубокими рвами и валом. Беглецов-мятежников собралось тысяч десять. Тем временем бродяга Илейка-Лжепетр, мнимый сын царя Федора, на пути к Москве узнав о гибели Отрепьева, проследовал мимо Казани, грабя и убивая население. Но Григорий Шаховской призвал Илейку, встретил его в Путивле с честью и обещал ему царство. Лжепетр обратился за помощью к Сигизмунду, затем направился в Тулу. Иоанн Шуйский, брат царя Василия, осадив Калугу, не смог сломить сопротивление мятежников. Плохие вести встревожили Москву. В Калужской и Тульской землях скопились мятежники. Бунт вспыхнул в Арзамасе и Алатыре. Мордовские и русские крестьяне грабили и убивали царских чиновников и бояр. Был осажден Нижний Новгород, изменила царю Астрахань. Мятеж дошел и до Сибири, но появившиеся там воеводы не дали ему рас-пространиться. Так наступил 1607 год... Мятеж по-прежнему не прекращался. Болотников мужественно защищался в Калуге. Неудачная осада города длилась уже четыре месяца и завершилась поражением царских войск. Боярин Петр Шереметев не смог усмирить Астрахань, но царь уже не думал об этом городе, когда судьба царства решалась в 160 верстах от Москвы. Снова закачался трон под Шуйским, но царь не терял самообладания. Болотникова предали анафеме. В мае 1607 г. Василий сам сел на коня и возглавил поход против восставших, центром которых стала Тула. В Туле, куда двинулся царь во главе 100-тысячного войска, находились тогда соединенные силы Болотникова и Лжепетра (Илейки). Царские войска победили мятежников под Каширой, выбили их из Алексина и пошли к Туле, где засели 20 тысяч человек. Началась осада города - медленная и кровопролитная. Болотников с той же смелостью бился в вылазках, презирая смерть. Весной 1607 г. в пределах Белоруссии появился новый самозванный царевич Дмитрий. Настоящее его имя неизвестно. Говорили только, что это якобы дворянин Андрей Нагой. В августе этот Лжедмитрий II появился в Стародубе (в нынешней Брянской области). Вместе с самозванцем был московский подьячий Александр Рукин, который объявил народу, что царь уже приближается к их городу. Он спросил, готовы ли они с честью встретить его? Народ единодушно воскликнул: "Где он? Где отец наш? Идем к нему все головами". Рукин ответил, что царь с ними, и указал на мнимого Андрея Нагого. Никто не усомнился, все кинулись лобызать ноги пришельца. Ударили в колокола, пели молебны, восхваляли самозванца. "Не спрашивали, - говорит польский историк, - истинный ли Дмитрий или обманщик зовет воителей? Довольно было, что Шуйский сидел на престоле, обагренный кровью ляхов. Война Ливонская кончилась: юношество, скучая праздностью, кипело любовью к ратной деятельности, не ждало королевского указа и решения государственных чинов, хотело и могло действовать самовольно". Безусловно, все это делалось с тайного одобрения Сигизмунда и его приближенных. Богатые давали на это предприятие деньги бедным, целью которого было расхищение целой державы. Поляки выставили знамена, образовали военные отряды и стали посылать вести в Северскую землю о том, что якобы к ним скоро прибудет Дмитрий. Путивль, Чернигов, Новгород-Северский, едва услышав о прибытии нового царевича Дмитрия и еще не видя польских знамен, спешили изъявить ему свое усердие и дать воинов. Атаман Заруцкий, быв наперсником Отрепьева, упал к ногам стародубского обманщика. Некоторых жителей, не признавших нового "царя", сожгли. Василий, узнав о явлении нового самозванца, отрядил на борьбу с ним воевод. Царские воеводы, однако не смогли противостоять полякам и вынуждены были отступить, при этом сожгли город Брянск, так как жители города поддерживали нового Лжедмитрия. Поляки имели более 5 тысяч ВОИНОВ. Самозванец, оставив за собой Волхов, Белев, Козельск и разбив князя Литвин-Мосальского близ Мещовска, пошел к Туле. А тем временем этот город окружили царские войска и попытались силой одолеть мятежников. По предложению боярского сына из Мурома Кровкова на реке Упа построили плотину и затопили все улицы Тулы. Битва, вылазки прекратились. Ужас потопа и голода смирили мятежников. Наконец их главари известили царя о том, что они готовы передать ему Тулу и выдать самозванца Петра, если царским словом будут помилованы. Василий принял их предложения, так как новый Лжедмитрий был уже недалеко от города. Болотников явился вооруженным с головы до ног. Перед царским шатром он слез с коня, обнажил саблю и в знак примирения приложил ее к своей шее, а затем склонился у ног Василия. Болотникова, Шаховского и других руководителей мятежа вслед за Илейкой отправили в Москву. Князя Телятевского помиловали. Взятие Тулы праздновали так же, как завоевание Казанского царства. Царь дал воинам отдохнуть, а сам 21 октября 1607 г. вернулся в столицу. Его встречали как победителя. Самозванца Илейку повесили на Серпуховской дороге. Болотникова и других атаманов-мятежников отправили в Каргополь, где тайно утопили, д Калуга и Козельск еще сопротивлялись царским войскам. Вся Южная Россия, от Десны до устья Волги, за исключением немногих городов, признавала царем мнимого Дмитрия. А Москва отдыхала, наслаждаясь тишиной после ужасной грозы- Узнав, что Василий распустил войско, Лжедмитрий II, отступивший было на юг после взятия Шуйским Тулы, вновь выступил уже из Трубчевска с 7 тысячами поляков, 8 тысячами казаков и большим числом ополченцев. Царский воевода Михаил Кашин укрепился в Брянске. Самозванец осадил город, но взять его не смог. Рать Лжедмитрия II усилилась с приходом новых донских казаков, которые представили ему какого-то неизвестного бродягу, мнимого царевича Федора (будто бы второго сына Ирины), но самозванец не хотел признавать нового родственника и приказал его умертвить. 15 декабря 1607 г. царские войска разбили войска Лжедмитрия II. Но вскоре он снова собрал силы, мирно вошел в Орел и начал ждать подкреплений. К нему прибыли знатные польские князья Рожинский и Адам Вишневецкий. К новому самозванцу непрерывно шли конные и пешие воины из Литвы. 17 января 1608 г. царь Василий Иоаннович женился на Марии, дочери князя Петра Буйносова-Ростовского. Если верить одному из летописцев, то этот брак имел печальные последствия. Василий, стремящийся к наслаждениям любви, столь долго ему неизвестным, предался неге, роскоши, лености. Любовь отвлекала царя от государственной и ратной деятельности, он пал духом. В это смутное время он был вынужден заниматься делами госу-дарства. В этот период был переведен на русский язык ряд воинских уставов с итальянского, французского и других языков. Василий, угождая народу своей любовью к старым русским обычаям, не хотел, однако, изгонять иноземцев. Василий не хотел расставаться с юной супругой, поэтому вверил свое войско любимому брату Дмитрию Шуйскому. Шведы предложили помощь, но Василий, как и Годунов, от нее отказался. Главный воевода русских войск Дмитрий Шуйский отличался только спесью и чванливостью. Он не был любим и уважаем войском, не имел ни ратного духа, ни прозорливости в советах, не умел подбирать и верных людей. Московская рать, направленная против Лжедмитрия II, остановилась в Волхове (ныне в Орловской области). Была зима, выпали большие снега, что дало возможность самозванцу, не опасаясь нападения, укрепиться. Московские войска численностью 70 тысяч человек отдыхали, а в это время отряды Лжедмитрия II активно действовали, приближаясь к Москве. Около Зарайска царские войска были разбиты паном Лисовским. Царю следовало защитить Москву новым войском. Наконец-то вышли из Волхова и воины под командованием Дмитрия Шуйского, которые встретились с отрядами самозванца и поляками гетмана Рожинского. Бились долго, но разошлись без победы. Дмитрий Шуйский, излишне осторожный или робкий, прежде всего хотел спасти пушки и стал перевозить их снова в Волхов. Узнав об этом через изменника - боярского сына Лихарева, поляки сильным ударом смяли ряды москвитян. Царские воеводы и воины бежали к Москве. Волхов, где находилось 5 тысяч воинов, сдался полякам. Усиленный дополнительными силами, самозванец направился к Москве. Столица снова была в ужасе. Василий собрал новое войско под командованием смелого и решительного князя Михаила Скопина-Шуйского и боярина Иоанна Романова. Это войско встало на берегах реки Незнани, между Москвой и Калугой. Нашлись изменники, которые хотели сдаться самозванцу. Василий приказал изменников доставить в Москву, в столицу было oтозвано и войско. 1 июня 1608 г. Лжедмитрий II с польскими и российскими отрядами расположился в селе Тушино, в 12 километрах от Москвы, думая, что од ним своим присутствием он сможет взволновать Москву и свергнуть Василия. Горожанам отправлялись грамоты, но тщетно ждали ответа. Самозванец имел в своем распоряжении 15 тысяч поляков и казаков, 50 или 60 тысяч российских мятежников, но эти воины были плохо вооружены. Москва, кроме вооруженных жителей, имела 80 тысяч исправных воинов под защитой крепких стен и множества пушек, поэтому самозванец больше надеялся на измену, чем на силу. Царские войска, заняв Калужскую дорогу, пресекли сообщение Лжедмитрия с Украиной. Войско вновь возглавил сам Василий Шуйский. Он решил не наступать, а обороняться, тем самым дал возможность неприятелю укрепиться в Тушинском стане. Однажды ночью Лжедмитрий II внезапно ударил по стану русских и захватил обоз с пушками, разогнал воинов и преследовал их почти до Пресни, где навстречу неприятелю из Москвы выступили сильные отряды. Началась кровопролитная битва. Войска Лжедмитрия II вынуждены были отступить, их теснили и гнали до Ходынки. Со временем число поляков в стане самозванца увеличилось на 7 тысяч человек. Их привел литовский вельможа Ян Сапега. Это был способный военачальник. Он хотел решительной атакой взять Москву. Гетман Роман Рожинский, управляя самозванцем, медлил, ожидая измены в столице. Нетерпеливый и гордый Сапега отделился от своих главных сил и пошел с 15 тысячами воинов к Троице-Сергиевой лавре, чтобы разграбить ее. Дорогу на север ему преградил Иван Шуйский, но в произошедшем сражении победил Сапега. Раненный в голову, он не дрогнул и рассеял русское войско. Поляки захватили 20 русских знамен и множество пленников, воеводы бежали в Москву. Другое важное событие привело к тяжким последствиям для Москвы и России. Речь идет о Марине Мнишек, бывшей царице. Исполняя договор, заключенный с польским королем, Василий отпустил из Москвы на родину воеводу Мнишека с дочерью Мариной и другими знатными поляками. Польский отряд из-под Тушина догнал обоз, в котором ехали отец и дочь, и велели Марине ехать к Лжедмитрию II. Мнишек и Марина не колебались. Они прибыли в стан самозванца. Марина знала истину, знала точно, что ее убитый уже не воскрес из мертвых и заблаговременно приготовилась к обману. Она с грустью взглянула на самозванца и увидела гадкого и грубого человека. Марина содрогнулась от мысли разделить ложе с ним, но было поздно. Уговорили духовников тайно обвенчать Лжедмитрия. II и Марину. Новый супруг обещал до взятия Москвы жить с ней как брат с сестрой. 1 сентября 1608 г. Марина торжественно въехала в Тушино. Многие поверили в искренность встречи разлученных супругов. Россиянам были направлены грамоты. К Лжедмитрию II прибыли бояре, чиновники, стольники: князь Дмитрий Трубецкой, Дмитрий Черкасский, Алексей Сицкий, двое Засекиных, Михаил Бутурлин, дьяк Иоанн Грамотин и другие; они знали первого самозванца и, следовательно, знали обман второго. Столица уже не имела войска. Горожане разъезжались кто куда: одни - к царю, другие - к "царику", так называли Лжедмитрия II. Видя страшное начало измены и ежедневное уменьшение войска, Василий все-таки послал князя Михаила Скопина-Шуйского за помощью к шведам для спасения России. Началась знаменитая осада Троице-Сергиевой лавры. 23 сентября 1608 г. Сапега и Лисовский с 30 тысячами поляков, казаков и россиян-изменников заняли все высоты у лавры. Сапега и Лисовский обратились к воеводам и жителям лавры с требованием сдаться, но никто не хотел покориться неприятелю. С 3 октября в течение шести недель поляки палили из 63 пушек, стараясь разрушить каменную стену. Башни и стены сотрясались, но не разрушались. Не смогли взять лавру и приступом. 19 октября защищающиеся сделали вылазку, убили многих поляков и казаков. 25 октября ночью поляки вновь попытались штурмом одолеть защитников лавры, но тщетно. Противник начал вести подкопы. 1 ноября при очередном штурме 190 защитников было убито, некоторые попали в плен. Несколько ядер упало в лавру. Одно из них угодило в большой колокол, другое разбило старинные иконы. Бои продолжались. Русские взяли важного "языка", который рассказал, где ведутся подкопы. 500 донских казаков во главе с атаманом Епифанцем устыдились "воевать" святую обитель и ушли от Сапеги на родину. 9 ноября 1608 г., за три часа до рассвета, воеводы с войском тихо вышли из лавры и ударили по полякам. Состоялась кровопролитная битва. Более полутора тысяч человек было убито только со стороны поляков. Иноки сражались везде впереди всех. О победе сообщили в Москву. Настала зима. К полякам подошли свежие силы. Начался второй этап осады. Осажденные шли на неприятеля без лат и шлемов, не имея навыков и знаний ратного дела, но шли в бой смело - и побеждали. Под стенами лавры был тяжело ранен Лисовский. Предстояло еще одно трудное испытание. Лавра не имела дров. Неприятель подстерегал дровосеков и убивал их. Осажденные едва не лишились воды. Поляки, изнуренные тщетными усилиями и холодом, покинули окопы и перебрались в землянки. В лавре же началась цинга. В день умирало от 20 до 50 человек. Живые ходили, как тени. Из Москвы на подмогу прибыл небольшой отряд. Это воодушевило русских воинов, иноков и всех обитателей лавры. Поляки, схватив четверых воинов, пришедших из столицы, казнили их. Тогда осажденные вывели целую толпу из 42 поляков и литовцев и также казнили. Нередко поляки, подъезжая к стенам лавры, дружелюбно разговаривали с осажденными, вызывали их, обменивая вино на мед, иногда вместе пили, а затем бились друг с другом до победы. Героями вылазок среди русских были стрелец Нехорошее и селянин Никифор Шилов. 9 мая 1609 г. была произведена счастливая вылазка. Но силы русских не соответствовали силе их духа. За пять или шесть месяцев осады в лавре умерли 297 старых иноков, 500 новопостриженных и 2125 боярских детей, стрельцов, казаков. Сапега знал, что защищающихся осталось мало. И он решился в третий раз штурмовать монастырь. 27 мая 1609 г. в стане поляков поднялся шум. Все обитатели монастыря вышли на защиту святых мест. Уже наступила ночь, но враг не показывался. Наконец послышался шорох. Враги ползли по рву со стенобитными орудиями, щитами, лестницами. Вдруг с Красной горы грянул пушечный залп. Неприятель с криками ринулся в бой. Готовые к смерти, защитники монастыря уже не боялись ничего: без страха и смятения каждый делал свое дело - стрелял, колол, метал камни, лил зажженную смолу, серу, вар, известь, отбивал щиты и лестницы. Враг проявлял твердость. Приступы возобновлялись до самого утра. Поляки и изменники-русские отступили. Неутомимые победители сделали вылазку и били неприятеля во рвах, гнали в поле, в лощины. Русские взяли в плен 30 панов и важных лиц, им досталось много оружия. Сапега больше не нападал, как раньше, а ждал событий в Москве. А столица тем временем была в осаде. Не сумев взять Москвы и одолеть лавру, Лжедмитрий II послал отряды с изменниками-русскими и поляками к Суздалю, Владимиру и другим северным городам. Суздаль первым изменил царю. Переяславль-Залесский очернил себя еще более гнусным делом. Его жители вместе с поляками соединились и приступили к Ростову. Там сокрушался о бедствиях отечества митрополит Филарет (боярин Федор Никитич Романов, высланный из Москвы Борисом Годуновым и постриженный в монахи). Горожане предложили Филарету уйти в Ярославль, но он отказался. Поляки опустошили город. Филарета схватили, сорвали с него ризу, увезли в тушинский стан как узника, босого, в литовской одежде, в татарской шап-ке. Но самозванец встретил Филарета со знаками чрезвычайного уважения, как племянника супруги Иоанна Грозного Анастасии и как жертву ненависти Бориса Годунова. Филарет был объявлен патриархом, но он занял выжидательную позицию. Город за городом сдавались Лжедмитрию II: Владимир, Углич, Кострома, Галич, Вологда и другие. Сдавались именно те города, откуда Василий ждал помощи. Шуя, наследственное владение предков Василия, и Кинешма были разорены Лисовским. Неприятель покорил и верную Тверь. Отряд легкой конницы поляков вступил в Белоозеро, где издревле находилась часть царской казны. Ярославль, обогащенный торговлей с Англией через Архангельск, сдался при условии не грабить его церквей, домов и лавок, не бесчестить женщин. Город послал в Тушинский стан 30 тысяч рублей и дополнительно обязался снарядить тысячу всадников. Знаменитый Псков сдался врагу без боя. Город был разграблен. Кто мог подумать, что древняя родина Ольги окажется в таком неблаговидном положении? Но никто не знал, что вся Россия окажется растерзанной. Поляки с оружием в руках только смотрели и смеялись безумному междоусобию. Вся добыча принадлежала завоевателям - и люди, и их имущество. Успех вскружил им головы. Все хотели быть выше своего звания: рабы - господами, чернь - дворянством, дворяне - вельможами. Гибли отечество и храмы. Не светом луны, а пожарами озарялись ночи. Истерзанная Россия выглядела так же, как во времена Батыя. Среди бурного моря оставались лишь отдельные острова, которые были верны царю и отечеству. Под знаменами Москвы оставались вблизи - Коломна, Переяславль-Рязанский, вдали - Смоленск, Нижний Новгород, Саратов, Казань, сибирские города. Все другие принадлежали царству беззакония, i Юрий Мнишек получил от самозванца владетельную грамоту на еще не взятый Смоленск. Его дочь Марина, со своей поруганной красотой, величалась царицей. Она не властвовала, как ей хотелось, а раболепствовала перед мужем-варваром. Самозванец терпеливо ждал последнего успеха: гибели Шуйского Миновал 1608 г., наступил 1609 г., а Лжедмитрий стоял, как и прежде, в Тушино. Внезапно своими действиями России помог сам неприятель. До этого польский король Сигизмунд III Ваза враждовал с Россией тайно, но наконец он снял с себя личину и начал действовать открыто. Поляки хотели возвратить себе когда-то принадлежавшие незаконно им земли: Смоленск, Новгород-Северский и другие города. Но Сигизмунд сделал роковую ошибку, которая оказалась спасительной для России. Король думал, куда ему направить войска: в Северскую землю, где царствовало беззаконие, к Смоленску, куда еще распространялась власть Василия, или идти прямо на Москву. Сигизмунд колебался и наконец решился идти на Смоленск. Но в этом городе войском руководил доблестный Михаил Шеин. Границы России были открыты, сообщение между городами прервано, войска рассеяны, селения обращены в пепел. Царь, находясь в осаде среди изменников, был бессилен что-либо предпринять. Однако, если Сигизмунд шел на Русь за легкой добычей, он глубоко ошибался. Дух русского народа ожил! Первая удача была под Коломной, где царские воеводы князья Семён Прозоровский и Василий Сукин разбили польский отряд. Вторично Коломна была защищена от самозванца силами зарайского воеводы мужественного князя Дмитрия Михайловича Пожарского, которому история готовила славу героя и спасителя отечества. Род князя Пожарского происходил от Всеволода III и стародубских князей. И в других местах судьба начинала благоприятствовать царю. Нижний Новгород был осажден мятежниками - мордвой и черемисами, к которым присоединился отряд тушинцев во главе с князем Семеном Вяземским. Горожане сделали вылазку и наголову разбили осаждающих. В плен взяли изменника Вяземского, которого немедленно казнили. Нижегородцы не ограничились освобождением своего города. Они выбили поляков из Балахны и других городов. Восстали жители Юрьева и Гороховца. Осажденная Москва не знала об этих важных событиях. Василий Иоаннович писал патриотические письма в северные города: в Галич, Ярославль, Кострому. Эти послания имели все же некоторое воздействие. Крестьяне восстали первыми, их поддержали горожане. Началось массовое сопротивление захватчикам. Враг ожесточился, но народ отвечал ему тем же. Однако в Москве начались крамола, измена, мятеж. Народ требовал изгнания Шуйского с царского престола, приписывая ему все невзгоды России. Народ желал перемен, но не знал, кому отдать царский венец. Самозванцем гнушались, поляков ненавидели. Неожиданно 17 февраля 1609 г. в Москве зазвонили колокола, и народ потек к Лобному месту. Известные военачальники князь - Роман Гагарин, воевода Григорий Сунбулов, дворянин Тимофей Грязной - в открытую предлагали убрать с престола Василия. Но присутствующие горожане и воины их не поддержали, да и большинство родовитых бояр встало на сторону Шуйского. Мятежники вломились в Кремль, но были выдворены. Василий Иоаннович, проявив мужество, снова вышел к недовольному народу. Гагарин, Сунбулов, Грязной и с ними 300 человек бежали из Москвы. Вся столица как бы снова избрала Шуйского в государи. Мятежники бежали в Тушино. Но измены в Москве продолжались. Вскоре в столице начался голод. Народ впал в отчаяние. Все кричали: "Мы гибнем от злосчастного царя! От него кровопролитие и голод!". Народ требовал хлеба и верил в счастливого царя. Князь Гагарин, увидев Лжедмитрия, с повинной возвратился к Василию. Он сообщил царю, что тушинский стан находится в сильном волнении. Там прошел слух, что в Москву возвращается Михаил Скопин-Шуйский со шведским войском. Согласно договору России со Швецией, последняя выставила 5 тысяч наемного войска. Это войско пополнилось также французами, немцами, ирландцами, финнами. Общая численность наемных воинов составила 10 тысяч. 26 марта 1609 г. эти наемники, во главе с 27-летним полководцем Якобом Делагарди (будущим шведским маршалом), вступили в Россию. На границе союзников встретили две тысячи россиян, которыми командовал юный 23-летний князь Михаил Скопин-Шуйский. Сводные войска двинулись из-под Новгорода к Москве. Поляков прогнали из Старой Руссы, Каменки, Порхова, Торопца, Торжка. Новгород дал в помощь всего лишь 2 тысячи неопытных воинов. Но русское войско значительно усилилось в Торжке. Местный воевода привел к Михаилу 3 тысячи боярских детей и земледельцев из Смоленска, усмирив на пути Дорогобуж и Вязьму. Союзники спешили в Тверь. Поляки вышли из города и дали русским бой в поле. Левое крыло союзных войск дрогнуло. Первыми побежали наемники - французы, за ними немцы, финны и россияне. Но изрядно побитые накануне поляки сдали город, который наполовину был сожжен и завален трупами. Таким образом, князь Скопин-Шуйский за два месяца очистил все земли от Новгорода до Москвы. Он вскоре надеялся освободить и Подмосковье. Делагарди уклонялся от всяческого сношения с поляками. Не отвечал на их грамоты, говоря: "Мое дело воевать, а не рассуждать о Димитриях". Но финны первыми объявили нежелание идти в глубь России. За ними заволновались французы, немцы и, наконец, шведы. Никто больше не слушал генералов, бросили знамена, требовали денег. Делагарди вынужден был уступить мятежникам. Наемным войскам выплатили солидное жалованье. Часть ино-странных воинов возвратилась к Скопину-Шуйскому. Сапега стоял еще под Троице-Сергиевой лаврой. Его войска были укреплены людьми Лжедмитрия. В лавре оставалось не более 200 защитников. Они с нетерпением ждали Скопина-Шуйского и шведов. Вскоре у г. Калязин произошло крупное сражение объединенных войск с поляками. Русские оттеснили неприятеля, но и Делагарди вынужден был отойти к границам, так как его войско снова взбунтовалось. Шли переговоры. Скопин-Шуйский решил отдать шведам Кексгольм и заплатил им дополнительное жалованье. Прошли еще шесть недель. Русские войска усили-вались за счет притока новых воинов. Лжедмитрий II хотел взять Москву решительными действиями, но его отряды были разбиты на подступах к городу. Столица торжествовала свою первую победу. Вскоре произошло второе сражение. Поляки хотели сжечь деревянную Москву. Они смело бросились на русские войска, но не смогли прорвать их ряды. Начался бой, в котором московские воины проявили настоящее мужество. В плен взяли 700 поляков и русских мятежников. Воевода Петр Шереметев доложил царю, что от Казани до Нижнего Новгорода он освободил русскую землю, что близ Юрьева-Польского (Юрь-евца) побил Сапегу, мирно вступил в Муром, взял Касимов. Жители Владимира снова присягнули законному царю. Народ опомнился, собирал полки и посылал их к Москве. Но Лжедмитрий тоже набирал новые силы. К нему присоединились новые толпы казаков. Самозванец все еще имел 60-тысячное войско и властвовал над значительной частью России. В Москве было голодно, не хватало хлеба, начались волнения. Некоторое успокоение пришло, когда доставили в столицу письма Михаила Скопина-Шуйского, в которых он сообщал о своих успехах. Русские войска освободили Переяславль-Залесский. Наконец подошел и Делагарди, воинам которого было заплачено 15 тысяч рублей мехами. 26 сентября 1609 г. поляки оставили Александровскую слободу. В Москву уже с трех сторон поступали продукты: из Переяславля, Владимира и Ко-ломны. В войске князя Скопина-Шуйского, кроме шведов, было 18 тысяч русских воинов. Между тем, изнуренная лавра простирала руки к избавителю. Скопин-Шуйский послал на помощь осажденным 900 воинов, которые благополучно соединились с последними защитниками лавры. 18 октября русские войска крепко побили Сапегу. Начали шведы, закончили россияне. Главные польские военачальники - гетман Рожинский и Сапега поссорились и разъехались в разные стороны: гетман отбыл в Тушино, а Сапега возобновил осаду лавры. В Александровскую слободу устремились русские войска. Слобода как бы затмила Москву. Туда обратились взоры и сердца сынов отечества. Шли дружины из Ярославля, Владимира и других городов. Все войска объединялись под командованием Скопина-Шуйского. Но пока Скопин-Шуйский собирал силы, поляки осадили Смоленск. Это были уже не отдельные вооруженные отряды, а многочисленные регулярные войска. Польские историки отдают должное мужеству и разуму главного воеводы Смоленска - Михаилу Борисовичу Шеину. Город мужественно защищался, 'не помог полякам и организованный ими штурм. Весть о вступлении войск Сигизмунда в Россию встревожила не столько Москву, сколько Тушино. Многие города, захваченные Лжедмитрием, пере шли к полякам. Сигизмунд прислал в Тушино обращение к русским гражданам, в котором раскрыл свои тайные замыслы: хотел иметь корону Мономаха, писал о бессилии Василия Шуйского и его неумении править страной. Россияне-изменники приветствовали Сигизмунда. Лжедмитрий оказался в труднейшем положении. Между поляками из тушинского лагеря и ним, в связи с вторжением Сигизмунда, возник конфликт. В Тушино начался бунт. Самозванец, простившись с Мариной, 29 декабря 1609 г. переоделся в крестьянское платье и со своим шутом Петром Кошелевым уехал искать новое пристанище. На рассвете тушинский стан узнал об исчезновении мнимого Дмитрия. Началось большое смятение. Лжедмитрий II обосновался в Калуге. Там он собрал дружину и начал действовать (1610 г.). Самозванец писал письма в тушинский стан, туда же он тайно отправил своих послов. Марина, находясь в Тушине, ходила среди воинов и упрашивала их соединиться с войском мужа. Но когда часть казаков села на коней и выступила из Тушина на Калугу, гетман Рожинский настиг их и порубил более тысячи человек. Снова в Тушине наступило спокойствие, но ненадолго. 11 февраля 1610 г. Марина, боясь мести гетмана, ночью, в трескучий мороз, села на коня и ускакала к мужу. Она оставила письмо, в котором обвиняла воинов в неверности и навсегда отказывалась от звания польской дворянки. Из Тушина отправилось посольство к польскому королю Сигизмунду. Россияне-изменники предлагали корону страны юному польскому королевичу Владиславу. Предложение было принято. Российские изменники пили за здравие царя Владислава. Города Ржев и Зубцов признали нового царя, но Смоленск не признал его. Вести из Калуги взволновали тушинских поляков. Лжедмитрий II торжественно встретил Марину. Население Калуги веселилось и пировало. Тем временем тушинские поляки терпели голод и холод. Князь Михаил Скопин-Шуйский уже действовал, его войско увеличилось. К нему пришли еще 3 тысячи шведов из Выборга и Нарвы. 12 января 1610 г. Сапега вынужден был снять осаду Троице-Сергиевой лавры. Там оставалось совсем немного полуголодных и слабо вооруженных воинов. Поляки отошли к Дмитрову, защитники ликовали. Шестнадцать месяцев поляки осаждали лавру, но не смогли сломить дух русских воинов и русского народа! Князь Иоанн Куракин с россиянами и шведами, встав на лыжи, догнали поляков под стенами Дмитрова. Состоялось кровопролитное сражение", Сапега бежал к Клину, а затем к Калуге, чтобы присоединиться к Лжедмитрию До этого времени Сапега был щитом для Тушина. Узнав о его бегстве, тушинский стан опустел: кто ушел к полякам, кто - к самозванцу, иные подались в Москву. В Тушино никого не осталось. А в течение 18 месяцев здесь было многолюдно и шумно. Тушино боролось с Москвой, величаясь царским именем. Мужественный Григорий Валуев освободил Волоцкий Успенский Иосифов монастырь и знатного пленника Филарета. Сапега встал на берегах реки Угры. Лисовский с изменниками атаманом Просовецким и казаками еше некоторое время стоял в Суздале, но весной 1610 г. они ушли оттуда в мятежный Псков, разграбив по пути ряд монастырей. Наконец внутренняя Россия успокоилась. Исчезло главное ополчение удальцов и разбойников. Враги были близки к своей цели - гибели России, но их остановили усилия патриотов-соотечественников. Важное дело совершил Михаил Скопин-Шуйский. За пять месяцев он смог собрать войско и освободить от захватчиков русские земли. Михаил двинулся от освобожденной им лавры в Москву. Россияне и шведы под его руководством 2 марта 1610 г. торжественно вошли в столицу. Их встретил народ, царь Василий Иоаннович. Князь Скопин-Шуйский, не упоенный ни честью, ни славой, требовал царского указа завершить великое дело: истребить Лжедмитрия в Калуге, изгнать Сигизмунда из России, очистить ее южные пределы, успокоить государство. И он имел для этого все: войско, доблесть, счастье. Но сама судьба царя Шуйского противилась такому благополучному концу. Месяц прошел в бездействии. Наушники стали внушать царю Василию, как опасен для него юный князь Михаил Скопин-Шуйский. Царь не имел других детей, кроме новорожденной Анастасии. Первым злопыхателем был брат царя, князь Дмитрий. Но Василий Иоаннович до времени ужасался, или стыдился, неблагодарности. Он отстранил своего брата от воинских дел, но и медлил вверить русские войска Михаилу. Царь и Михаил встретились, переговорили. Шведский полководец Делагарди просил Василия Иоанновича ускорить военные действия против поляков, предлагал направить объединенные усилия против Сигизмунда, снять осаду со Смоленска. 23 апреля 1610 г., по версии Конрада Буссова, автора сочинения о России, князь Дмитрий Шуйский давал обед Михаилу Скопину-Шуйскому. Беседовали дружно, в это время вошла жена Дмитрия, княгиня Екатерина - дочь Малюты Скуратова, и с улыбкой подала дорогому гостю чашу вина. Михаил выпил - и тут же у него началось сильное кровотечение. Через несколько часов он умер. (По другой версии кровотечение началось на крестинах у князя Ивана Воротынского.) Москва в ужасе оцепенела. Народ с яростным криком бросился к дому князя Дмитрия Шуйского. Царская дружина защитила дом и хозяина. Москва оплакивала Михаила так же, как и царя Федора. Россия имела царя, но народ, как осиротевший, плакал. Скопина-Шуйского похоронили в храме Св. Михаила Архангела, рядом с умершими великими князьями и царями. От древних до новейших времен никто в России из подданных не заслуживал ни такой любви в жизни, ни такой горести и чести после смерти. Надо было избрать главного воеводу. К великому разочарованию народа, им оказался Дмитрий Шуйский. Царь силой взял у Троице-Сергиевой лавры драгоценности для содержания своего и шведского войск, тем самым возмутив церковь и народ. Снова возобновились военные действия. Делагарди вслед за князем Дмитрием выступил к Можайску, чтобы освободить Смоленск. Ждали новых союзников - крымских татар, чтобы прогнать самозванца. Первая неприятная весть для царя пришла из Рязани. Захарий Ляпунов, явный противник Василия Шуйского, объявил всенародно, что Скопина-Шуйского отравил Дмитрий, а царь этому содействовал. Рязанское княжество объявило свою самостоятельность и отошло от Москвы. Только Зарайск остался верен царю (там воеводствовал князь Дмитрий Михайлович Пожарский). Чего хотел Ляпунов? Он ненавидел поляков, самозванца и царя. Русские войска шли к Смоленску с востока, поляки - с запада. Сигизмунд, узнав о гибели Скопина-Шуйского, осмелел. Внезапно 10-тысячное войско поляков ночью у села Клушино напало на 35-тысячную армию русских. Удар был сильным. Отступая в суматохе, конница русских подавила свою же пехоту, шведы отступили в лес, а наемники (французы, немцы, англичане и шотландцы) перешли на сторону противника. Произошло неописуемое смя-тение. Все бежали в разные стороны: сто человек гнало тысячу. Делагарди вступил в переговоры с поляками, захватил казну Дмитрия Шуйского и пошел к Новгороду, жалуясь на малодушие россиян, так же, как и на мятежный дух наемников - англичан и французов. Русскому царю Василию Иоанновичу шведский полководец Делагарди письменно обещал новое возможное возвращение войска, а шведскому королю - легкое завоевание для Швеции Северо-Западной России! Трофеи поляков были богаты. Горе-воевода Дмитрий Шуйский загнал коня и до Можайска добрался пешком. Так, 24 июня 1610 г. окончилась печальная для России Клушинская битва. Вскоре поляки заняли Царево - Займище, Можайск и другие города, Василий Шуйский снова спешно начал собирать войска. Но ни один город не прислал царю ни одного воина. Москва оказалась в отчаянном положении. Возобновил свои действия самозванец. Видя неустойчивое положение России, крымские татары прервали союзнические связи с ней и ушли в степи. Для Василия все окончилось! Снова торжествовал самозванец. Едва уцелел Зарайск, спасенный Пожарским. . Лжедмитрий II поспешил к Москве и расположился станом у Коломенского. Столица кипела негодованием. Требовали изгнания царя Василия. Бояре и князья, дворяне и торговые люди - противники, изменники и сторонники царя - съехались у Данилова монастыря и рассуждали мирно о чрезвычайных обстоятельствах и о средствах спасения России. Решили, что москвитяне оставят Василия, а мятежники покинут Лжедмитрия, совместными усилиями прогонят поляков и затем все изберут нового царя. Эти решения объявили москвитянам Захарий Ляпунов и дворянин Федор Хомутов. Лишь один голос раздался за царя. Патриарх Гермоген с жаром и твердостью отстаивал права Василия. Шуйскому предложили отказаться от царствования и выехать в Нижний Новгород. Ляпунов, увидев царя, сказал: "Василий Иоаннович, ты не умел царствовать, отдай же венец и скипетр!". Шуйский ответил: "Как мо-жешь?". И, вынув нож из-за пояса, Василий бросился на Ляпунова. Тот, будучи гигантского роста и необычайной силы, пригрозил царю, что сомнет его своей тяжелой рукой. Некоторые убеждали Василия оставить престол, но царь хотел умереть на троне. С требованием отказаться от царствования во дворец к Шуйскому снова явился Захарий Ляпунов. Шуйский вынужден был уступить силе. Его вместе с юной супругой 17 июля 1610 г. вывезли из Кремля и поселили в старом собственном доме, где он стал ждать участи Бориса Годунова и его семьи, зная, что шаг с престола - это шаг к могиле. В столице началось смятение. Захарий Ляпунов просил русских бояр-изменников связать Лжедмитрия и привезти его в Москву (так условились ранее). Но тушинские мятежники обманули московских бояр: они не хотели выдавать своего Дмитрия. Патриарх Гермоген снова призвал освободить царя Василия и посадить на трон, но его никто не слушал. 18 июля Василия и его жену Марию насильно постригли в монашество. Супруга Василия кричала, стенала, но их разлучили. Шуйского отправили в Чудов монастырь, Марию - в монастырь в селе Иваново. Двух братьев царя посадили под домашний арест. Никто, кроме Гермогена, не противился насилию. Так Москва поступила с царем, который хотел снискать любовь россиян умеренностью в наказаниях, терпимостью общественной свободы, ревностью к гражданскому образованию, который не терялся в самых чрезвычайных бедствиях, оказывал готовность умереть, сохраняя достоинство государя. Но удивительная судьба царя Василия Иоанновича ни. в унижении, ни в славе еще не завершилась.
 
 
Авторизация
Запомнить
Регистрация
                          Автомобили в городах:
Абакан  Анадырь  Архангельск  Астрахань  Барнаул  Белгород  Биробиджан  Благовещенск  Брянск  Владивосток  Владикавказ  Владимир  Волгоград  Вологда  Воронеж  Горно-Алтайск  Грозный  Дудинка  Екатеринбург  Иваново  Ижевск  Иркутск  Йошкар-Ола  Казань  Калининград  Калуга  Кемерово  Киров  Кострома  Краснодар  Красноярск  Кудымкар  Курган  Курск  Кызыл  Липецк  Магадан  Майкоп  Махачкала  Минеральные Волы  Москва  Мурманск  Набережные Челны  Назрань  Нальчик  Нарьян-Мар  Нижний Новгород  Новгород  Новосибирск  Омск  Орел  Оренбург  Пенза  Пермь  Петрозаводск  Петропавловск-Камчатский  Псков  Ростов-на-Дону  Рязань  Салехард  Самара  Санкт-Петербург  Саранск  Саратов  Смоленск  Сочи  Ставрополь  Сургут  Сыктывкар  Тамбов  Тверь  Томск  Тольятти  Тула  Тюмень  Улан-Удэ  Ульяновск  Уфа  Хабаровск  Ханты-Мансийск  Чебоксары  Челябинск  Череповец  Черкесск  Чита  Элиста  Южно-Сахалинск  Якутск  Ярославль  Севастополь  Харьков 
          
ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ, ЦАРИ, ИМПЕРАТОРЫ РОССИИ

НЕКОТОРЫЕ СВЕДЕНИЯ О СЛАВЯНАХ.
КНЯЗЬ РЮРИК (862 - 879 гг.)
КНЯЗЬ ОЛЕГ (879 - 912гг.)
КНЯЗЬ ИГОРЬ (912 - 945 гг.)
КНЯГИНЯ ОЛЬГА (945 - 957 гг.)
КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ (945 - 957 гг.)
КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ (957-972 г.г.)
КНЯЗЬ ЯРОПОЛК (972 - 980гг.)
КНЯЗЬ ВЛАДИМИР (980 -1015 гг.)
КНЯЗЬ СВЯТОПОЛК (1015- 1019гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ЯРОСЛАВ I (1019-1054 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИЗЯСЛАВ I (1054-1078 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВСЕВОЛОД I (1078-1093 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ СВЯТОПОЛК (1093- 1113гг.)
ВЛАДИМИР II МОНОМАХ (1113- 1125гг.).
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МСТИСЛАВ I (1125-1132 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ЯРОПОЛК II (1132-1139 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВСЕВОЛОД II (1139-1146 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИГОРЬ ОЛЬГОВИЧ (1146г.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИЗЯСЛАВ II (1146-1154 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ РОСТИСЛАВ (1154-1155 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ЮРИЙ ДОЛГОРУКИЙ (1155-1157 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ГЕОРГИЙ I (1155-1157 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИЗЯСЛАВ КИЕВСКИЙ (1157-1159 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АНДРЕЙ СУЗДАЛЬСКИЙ (1157-1159 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АНДРЕЙ БОГОЛЮБСКИЙ (1157-1159 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ РОСТИСЛАВ (1159 - 1167 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АНДРЕЙ (1159 - 1167 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МСТИСЛАВ II (1167-1169 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АНДРЕЙ СУЗДАЛЬСКИЙ (1167-1169 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АНДРЕЙ ВЛАДИМИРСКИЙ (1169 - 1174 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ (1174 - 1176 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВСЕВОЛОД (1176-1212 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИРСКИЙ ГЕОРГИЙ II (1212 - 1216гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ КОНСТАНТИН I МУДРЫЙ (1212 - 1216гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИРСКИЙ (1216 - 1219 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ КОНСТАНТИН I МУДРЫЙ (1216 - 1219 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ГЕОРГИЙ II (1219- 1238 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ЯРОСЛАВ II (1238 - 1246 гг.)
ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ-ГАВРИИЛ (1246- 1249гг.)
ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬ АНДРЕЙ ЯРОСЛАВИЧ (1249 - 1252гг.)
ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ (1252- 1263гг.)
КНЯЗЬ ДАНИИЛ ГАЛИЦКИЙ
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ЯРОСЛАВ III (1263- 1272гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ (1272- 1276 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ДМИТРИЙ (1276- 1294 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ПЕРЕЯСЛАВСКИЙ (1276- 1294 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АНДРЕЙ ГОРОДЕЦКИЙ (1294- 1304 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МИХАИЛ II ЯРОСЛАВИЧ (1304- 1319 гг.)
ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬ ГЕОРГИЙ III ДАНИИЛОВИЧ (1319- 1322гг.)
ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬ ДМИТРИЙ ГРОЗНЫЕ ОЧИ (1322- 1326гг.)
ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР II (1326- 1328гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИОАНН I (1328- 1340гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИОАНН КАЛИТА (1328- 1340гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ СИМЕОН (1340- 1353гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ СИМЕОН ГОРДЫЙ (1340- 1353гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИОАНН II КРОТКИЙ (1353- 1359гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ДМИТРИЙ (1359- 1363гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ (1363- 1389гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ I (1389- 1425гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ II ТЕМНЫЙ (1425-1462 гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИОАНН III ВАСИЛЬЕВИЧ (1462- 1505гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ВАСИЛИЙ III ИОАННОВИЧ (1505- 1533гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ И ЦАРЬ ИОАНН IV (1533- 1584гг.)
ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ИОАНН IV ГРОЗНЫЙ (1533- 1584гг.)
ЦАРЬ ФЁДОР ИОАНОВИЧ (1584-1598 гг.)
ЦАРИЦА ИРИНА (1598)
ЦАРЬ БОРИС ГОДУНОВ (1598- 1605гг.)
ЦАРЬ ФЕДОР БОРИСОВИЧ ГОДУНОВ (1605г.)
ЦАРЬ ЛЖЕДМИТРИЙ I (1605-1606 гг.)
ЦАРЬ ГРИГОРИЙ ОТРЕПЬЕВ (1605-1606 гг.)
ЦАРЬ ВАСИЛИЙ ИОАННОВИЧ ШУЙСКИЙ (1606-1610 гг.)
МЕЖДУЦАРСТВИЕ (1610 -1613 гг.)
РОССИЯ РОМАНОВЫХ
ЦАРЬ МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ (1613-1645 гг.)
ЦАРЬ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ (1645-1676 гг.)
ЦАРЬ ФЕДОР АЛЕКСЕЕВИЧ (1676- 1682гг.)
ЦАРЕВНА СОФЬЯ АЛЕКСЕЕВНА (1682- 1689гг.)
ЦАРЬ ИОАНН V АЛЕКСЕЕВИЧ (1682- 1689гг.)
ЦАРЬ ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ(1682- 1689гг.)
ЦАРЬ ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ (1689- 1696гг.)
ЦАРЬ ИОАНН АЛЕКСЕЕВИЧ (1689- 1696гг.)
ИМПЕРАТОР ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ (1696- 1725гг.)
ИМПЕРАТРИЦА ЕКАТЕРИНА I АЛЕКСЕЕВНА (1725-1727 гг.)
ИМПЕРАТОР ПЕТР II АЛЕКСЕЕВИЧ (1727 -1730 гг.)
ИМПЕРАТРИЦА АННА ИОАННОВНА КРОВАВАЯ (1730-1740 гг.)
ИОАНН VI АНТОНОВИЧ (1740- 1741 гг.)
ИМПЕРАТРИЦА ЕЛИЗАВЕТА ПЕТРОВНА (1741- 1761 гг.)
ИМПЕРАТОР ПЕТР III ФЕДОРОВИЧ (1761 -1762 гг.)
ИМПЕРАТРИЦА ЕКАТЕРИНА II (1762- 1796гг.)
ИМПЕРАТРИЦА ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ (1762- 1796гг.)
ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ I (1796-1801 гг.)
ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР I (1801-1825 гг.)
ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ I (1825-1855 гг.)
ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР II (1855 -1881 гг.)
ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР III (1881-1894 гг.)
ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ II (1894- 1917гг.)
 

По вопросам рекламы    Напишите нам          Цены на рекламу и варианты размещения баннеров
Вопросы по ремонту автомобилей, на которые уже были даны ответы    Главная   Сделать стартовой страницей.   Колпашево наш город.   Компьютеры   Напишите нам    Компьютеры     Устройство автомобилей    Размеры шеек коленвалов и поршневых групп автомобилей   Технические данные автомобилей   Автомасла, автохимия   Вопросы и ответы по ремонту автомобилей   Правила Дорожного Движения РФ   Новая таблица штрафов за нарушение ПДД   Форум про пиролизные газогенераторные котлы  Пиролизные котлы, опыт эксплуатации пиролизных котлов.  Пиролизный котёл 2 сезона эксплуатации
При копировании материалов сайта прямая ссылка на портал Континент Техно обязательна.

Рейтинг TOP100